Printer Friendly and PDF

После первой поездки в Волгоград в январе 2007 г., которая вызвала массу впечатлений, мы поставили перед собой задачу написать эссе, в том числе и для того, чтобы сделать результаты проекта более достоверными. Нашей задачей было изложить в свободной форме личные впечатления, то есть в наши намерения не входил анализ определенных аспектов проекта. Далее следуют эти документально зафиксированные впечатления.

Это эссе о научной командировке в Волгоград Русско-германской мастерской истории вошло в документацию проекта "Сталиград как место памяти в России и Германии".

В начале

Для того чтобы объяснить, в чем я вижу свою задачу как участника проекта, я хотел бы в самом начале указать на то, что подвигло меня принять участие в работе мастерской истории.

Я как раз искал возможность по прошествии нескольких лет снова интенсивно заняться изучением России в рамках общественной работы/на общественных началах. Я хотел расширить свои представления о стране. С учетом моего увлечения историей предложение участвовать в работе мастерской пришлось как нельзя кстати. Это была замечательная возможность принять участие в исторических исследованиях, которая в ином случае не представилась бы мне в рамках моего заочного обучения. К тому же меня интересовал процесс рождения проекта по истории и методика работы группы.

Для того чтобы с самого начала внести свой конструктивный вклад, я помог в поиске информации в источниках, а также способствовал обеспечению беспрепятственной коммуникации путем создания на базе интернета форума, что позволило создать хорошую основу для нашей работы.

Перед нашей поездкой я, слыша слово «Сталинград», всегда имел перед внутренним взором определенный набор картин. Еще во время своих длительных поездок и пребывания в России я пытался понять относящуюся к Сталинграду систему образов, определений и оценок, существующую в обеих странах.

Три точки зрения

Возможность осуществить это предоставила первая поездка. Путешествие в рамках проекта все время было посвящено избранной теме. Однако мы могли также помимо этого познакомиться с жизнью населения Волгограда и наблюдать за ней, совершенно абстрагируясь от истории. У меня постоянно возникал вопрос о том, насколько история некоего места сопровождает его жителей в повседневной жизни, до какой степени (насколько часто, с какой степенью интенсивности...) население вообще осознает и осмысливает свою историю, и какой статус как средство самоидентификации имеет Сталинградская битва. Мое впечатление таково, что битва присутствует повсеместно, как в облике города, так и в сознании (и подсознании) людей.

Наряду с точкой зрения на историю немцев и волгоградцев следовало бы упомянуть и еще одну – третью: это точка зрения русских людей, которые не связаны лично с Волгоградом. Можно ли в этом случае найти и обозначить различия внутри самой России?

Мне было бы очень интересно дойти до сути этой проблемы вместе с группой.

Разные города

В представлении русских людей, как мне кажется, тесно связаны названия «Сталинград» и «Волгоград», в то время как в Германии это название («Сталинград») служит обозначением судьбоносного для второй мировой войны сражения. Так, опираясь на «русскую» точку зрения, я сначала представлял себе обычный российский крупный город. В разговорах с русскими Волгоград все время был просто городом, одним из многих, сначала он именовался Сталинград, «ну хорошо, это – город-герой, но все же один из многих». Если же я говорил о Сталинграде с кем-либо в Германии, то это всегда было связано с тематикой второй мировой войны.

Если немного обострить формулировку, то для меня речь шла в зависимости от того, с представителями какой культуры я имел дело, о различных местах, различных городах. Я не полностью, несмотря на полученные новые знания, ассоциировал немецкий «Stalingrad» с названиями «Сталинград» или «Волгоград».

Единый город

Перед началом путешествия я предпринял попытку обобщить впечатления, которые могли бы помочь осознать понятия «Wolgograd», «Волгоград», «Stalingrad» и «Сталинград» как единое место, а именно как место соприкосновения воспоминаний, памятное для обоих народов. Во время пребывания в Волгограде я все больше понимал, насколько это трудновыполнимое дело. Различные памятные места/памятники я мог связать только с памятью о советских героях, но не с образом, который, как я мог полагать, приблизил бы меня к пониманию событий. Только в нескольких случаях мне было действительно понятно значение некоего памятного места, то есть я мог привести различные аспекты к общему знаменателю: например, при взгляде на разрушенную мельницу рядом с музеем-панорамой Сталинградской битвы. Там я мог представить себе войну, насколько это вообще было возможно, там я увидел и почувствовал, как представители поколения наших дедов уничтожали друг друга, и как тяжел на самом деле груз истории. Там мне пришлось думать о том, что именно на тех людей пошли войной наши предки. Это было представление, которое я, наверное, никогда по-настоящему не пойму, для этого у меня слишком много личных связей с Россией и живущими там людьми. Рассказы ветеранов наглядно показали мне, насколько близка еще история второй мировой войны, и это произвело на меня сильное впечатление.

Задача, которую я сам лично поставил перед собой в начале, состояла в том, чтобы суметь осознать Сталинград/Волгоград не только как единое место, которое вмещает в себя понятие памятного места для русских и немцев, но и как современный город.

Таким образом, я попробовал собрать воедино, буквально, как говорят в Германии, «в одну шапку», различные образы, памятные места, понятия. И эта самая шапка будет в конце концов символизировать для меня наше путешествие, в воспоминаниях об этой учебной поездке все те места/города, которые до этого существовали для меня раздельно, соберутся воедино.

Как, вероятно, можно понять из вышеизложенного, на меня произвела сильное впечатление теория о памятных местах, так же, как и постановка вопроса о социальной, коллективной и культурной памяти. Мастерская истории пробудила во мне интерес к этим новым для меня областям.

Решающий момент

Аспект исторической науки, взятый в более узких рамках и интересующий меня больше всего – это вопрос о решающем моменте во второй мировой войне и являющейся ее частью войны Германии против Советского Союза, а именно где и когда он произошел.

Можно ли с полным правом утверждать, что Сталинградская битва может рассматриваться как такой поворотный момент или нужно иметь в виду и другие военные операции? Можно ли вообще рассматривать как решающий момент в войне некие военные действия, или это в большей степени обстоятельства, определяющие ход войны, и именно они должны именоваться решающим моментом? Что вообще понимать под решающим моментом? Насколько это понятие уместно и достаточно ли его, чтобы описать «начало конца» третьего рейха? Я хотел бы во время работы проекта углубиться в этот комплекс проблем, и для начала оценить актуальное состояние исследований по данной тематике, выяснить, какие мнения в литературе и науке существовали раньше и существуют теперь и по каким причинам.

Где мы находимся

Наше первое путешествие и последовавшую за этим его оценку я рассматриваю как выяснение и определение предмета нашего исследования. Мы прочувствовали трудности, которые возникают при соприкосновении с другим восприятием истории и сможем в будущем лучше на них настроиться. Мы познакомились с партнерской группой, что является важнейшей основой будущей совместной работы. Мы смогли составить первое впечатление о существовавших в Советском Союзе и существующих в России воспоминаниях о Сталинградской битве и том, как они реализуются в форме музеев и памятных мест. Все это соответствует моим ожиданиям от поездки.

Задачи

Я вижу задачу мастерской истории в том, чтобы стороны смогли ознакомить друг друга с обоими существующими (или их больше чем два?) местами памяти под названием Сталинград, осознать их различие и тем самым максимально сблизить их. Такая близость могла бы облегчить обмен знаниями и мнениями, поскольку взаимное признание различных точек зрения очень способствует межкультурной дискуссии. Тем самым проект имеет для меня не только научно-историческую значимость, он помогает достичь взаимопонимания представителям различных народов. Донести и сделать понятным для людей двух разных культур отличную от их точку зрения – это важная задача. Я охотно принимал бы участие в ее решении и в дальнейшем.

Copyright © 2006-2021 Martin Podolak. All Rights Reserved.
Back to Top